КИНОАФИША РОССИИ

Киноафиша России - фильм Перегон - рецензии экспертов

Военно-бытовой роман…

Несмотря на амурно-военный синопсис, предваряющий показ новой работы киномэтра Рогожкина под названием «Перегон», верить охватывающему Вас после ознакомления с ним романтично-патриотическому чувству не стоит. Как водится, ассенизаторы от релизов приукрасили реальность в пользу попсовости, дабы заманить на просмотр своего зрителя, да еще и чужого прихватить. А вдруг попадется тот, чьи родители напевали в качестве колыбельной песни: «Там смуглянка-молдаванка разливает виноград» и жмурились в воспоминаниях: «Эх, какой был фильм душевный, там, где в бой идут одни старики». Там - молдаванки, здесь - американки, там - самолеты, тут - самолеты, там - «война, что ты сделала подлая», здесь - «До свидания мальчики (девочки), постарайтесь вернуться назад». Ну, так вот. Разница, конечно, есть. Александр Рогожкин отнюдь не Леонид Быков, и сюжетная линия препарируется у него совершенно по-своему - резче, критичней ко всем героям, оппозиционней по отношению что ко дню нынешнему, что ко дню минувшему.

Где-то далеко, очень далеко отнюдь не идут грибные дожди. Там, на Дальнем Севере, полжизни вместо Солнца светит полярное сияние, на границе чукчи ходят хмуро, и под открытым небом рычит моторами полигон непуганых пилотов. Подскок, и забугорные стальные машины, ведомые американскими летчицами, вприпрыжку оседают на взлетно-посадочные полосы. Отскок, и на следующий день с перекрашенными из белых в красные звездами на фюзеляжах небесные быстролеты, перейдя в руки сталинских соколов, маршируют по облакам на войну.

Легендарный поэт Александр Межиров написал полузапрещенное, как и многие из его творений, стихотворение: «И войны нет на войне». Или киплинговское можно вспомнить: «Только пыль, пыль, пыль, пыль, от расплавленных сапог…Отдыха нет на войне… Только пыль». Чаще всего нет места на войне ни ошеломляющему геройству, ни кровавым схваткам, ни грандиозным баталиям… А есть лишь долгое и мучительное ожидание событий, в которых от тебя, как от малюсенькой шестеренки мало, что зависит. Просто в один миг - хрясь, и не выдержат зубья. И тогда эту самую шестеренку, то есть, Вас, заменят без любви, без тоски, без жалости на новую боеспособную единицу.

Американки привозят самолеты по ленд-лизу. Русские отправляют их дальше. День за днем. Рейд за рейдом. Кто-то из летчиков пытается найти своих симпатий, так похожих на героинь виртуальной реальности новомодных сайтов знакомств. Девочки-янки – они такие же странные и недоступные, словно визуальный ряд незнакомки из Магадана или Душанбе, рассыпающейся в любезностях в электронных письмах. И близко, и – недостижимо далеко. А в самом лагере среди аборигенов, тем временем, кипят нешуточные страсти. В качестве нового повара прислан бывший авиаконструктор, ныне политзека. К переводчице с английского, которой так бы пошла кличка «фрау-мадам», подбивают клинья молоденькие летчики. Да вот беда, в личной жизни единственной дамы заполярного полусвета и без того полный караул. С мужем жизни нет никакой, и страстный любовник не дает продыха. А тут еще у коменданта лагеря приключилась внебрачная связь с местной кухаркой. Потяжелела она от своего хахаля, который, к тому же, как выпьет, так начинает всякие непотребства творить. То на иноземных гостей наедет не по детски: «Дескать, подать сюда второй фронт», то нового повара допрашивать начнет с пристрастием: «На какую державу шпионишь, гнида?»

В общем, люди как люди, разные там вопросы их в меру портят. Вот только однажды самого коменданта аэродрома находят в тундре с маслиной в башке, и начинается совсем другое кино… В тьмутаракань приезжает старший лейтенант НКВД и приступает к неторопливому расследованию всех обстоятельств дела.

На пресс-конференции продюсер фильма Сергей Сельянов охарактеризовал более чем двухчасовую работу, как кинороман, понятие, не часто встречающееся в новом российском кинематографе. Пожалуй, мы согласимся с этим определением. Масса сюжетных линий, из которых сложно вычленить главную. Детальное изображение характеров героев. Отсутствие центрового персонажа. Рогожкин взялся за нелегкую и очень неблагодарную задачу изображения маленьких людей не героического склада, ткущих нити войны. Они не стреляют и не идут в атаку. Они просто живут, делают свою черновую работу, любят, рожают, встречаются, расстаются… и умирают… неожиданно… нелепо… совершенно негероично, и вместе с тем отдаваясь терпкому на вкус неповторимому рогожкинскому юмору.

Было бы, наверное, очень просто после феноменального успеха «Кукушки» снять лихой разбитной межнационально-эротический боевичок и привлечь зрителя сочетанием уже культовой фамилии и попсового сюжета. Но киноман со стажем помнит, что Александр не только снимал «Особенности национальной охоты» или ту же пресловутую «Кукушку». Там, в прошлом, у мастера – бескомпромиссный «Чекист», в котором прадедушки современных Малют килотоннами расстреливали мирных граждан, а после двигались рассудком, захлебываясь в крови замученных ими людей. «Охоту…» то, конечно, еще не раз покажут по телевизору, а на «Чекиста» давно наложено табу. Но, мы то знаем, что почем. Продюсер Сергей Сельянов честно охарактеризовал Рогожкина, как деятеля культуры, оппозиционного власти, не обязательно Путинской или, скажем, сурковской, не к ночи будь помянут. Он оппозиционирует любой власти, продолжая славные традиции русской интеллигенции. Художник, он как тот юродивый, обязан всегда говорить правду, только правду, и ничего, кроме правды. По-своему, резко, весьма субъективно, режиссер творит, по всей видимости, вкладывая свое понимание отношений царя и холопа в уста самого неоднозначного персонажа, сыщика, приехавшего с большой земли вести дознание: «Какой же дурак власть любит? Власть бояться надо и уважать, если можешь. На то она и власть».

Невозможно не упомянуть хотя бы о двух актерах, сверкающих гранями своего таланта даже в той плеяде, которую собрал и объединил Рогожкин. Алексей Серебряков сыграл крайне неоднозначную, отталкивающую, мрачную, даже не роль, а тень коменданта аэродрома. Алкоголик, каратель, хам, палач, терзающий себя и окружающих его людей. Но где-то там, в глубине души у этого человека пульсирует точка отсчета кармического перерождения. Тяжкое ли ранение, или смерть близких на войне, а, может быть, измена любимого человека сделали персонажа невыносимым для всего аэродромного пространства… С нелегкой задачей сыграть давящую неоднозначность зла Серебряков справился с удивляющей после его проходной работы в фильме «С Дона выдачи нет» статью. Раз… и возникла личность, о которой будут говорить и пытаться проникнуть внутрь созданного образа. Анастасия Немоляева, сыгравшая аэродромную мечту всех времен и народов, словно сошла на страницы фильма с обложки шахназаровского «Курьера». Будто и не было тех двадцати лет вне киноискусства, забвения, отхода от актерской профессии. И снова блистает нежной девичьей улыбкой, и снова манит святостью с примесью сакральности легкого порока, без которого невозможно такое понятие: «настоящая женщина».

Когда Анастасию спросили, что подвигло ее на возвращение в кинематограф, она с легкой улыбкой на лице, ответила: «Мне просто очень понравился сюжет, сценарий, сама идея. И потом мне очень понравилось работать с Рогожкиным». Вы знаете, мне тоже очень понравился сюжет, сценарий и сама идея. И, несмотря на относительную пунктирность изображения судеб героев, финальное разжевывание запутанных в клубок сюжетных линий, недосказанность некоторых характеров (роман есть роман со своими достоинствами и недостатками) мы желаем «Перегону» семи футов под килем и успеха на фестивале в Карловых Варах, в котором этот кинопроект представляет Российскую Федерацию.
Для глаз и ушей: Супер
Для ума: Сильно
Для сердца: Трогает
Игорь Михайлов
Оценка: 0 / 9 (None)
06.07.2006
Перейти на страницу фильма
Комментарии:Добавить
Нет
Новый комментарий:

Уведомлять об ответах на комментарий
E-Mail